Рожновские предания


Автор: священник Сергий Карамышев

photo

Бесконечны, безобразны,

В мутной месяца игре

Закружились бесы разны,

Будто листья в ноябре…

Сколько их! Куда их гонят?

Что так жалобно поют?

Домового ли хоронят,

Ведьму ль замуж выдают?

(А.С. Пушкин, «Бесы», 1830 г.)

 

 

 

 

"Кто ответит мне -

Что за дом такой,

Почему - во тьме,

Как барак чумной?

Свет лампад погас,

Воздух вылился...

Али жить у вас

Разучилися?

 

Двери настежь у вас, а душа взаперти.

Кто хозяином здесь? - напоил бы вином".

А в ответ мне: "Видать, был ты долго в пути -

И людей позабыл, - мы всегда так живем!

 

Траву кушаем,

Век - на щавеле,

Скисли душами,

Опрыщавели,

Да еще вином

Много тешились, -

Разоряли дом,

Дрались, вешались".

(В.С. Высоцкий, «Старый дом», 1974 г.)

 

Знакомство с местностью.

 

Ужи пировали. Полуденное августовское солнце прогрело влажный прибрежный воздух, и теплая белесая сияющая мгла облегла всё вокруг. В этом мареве обыкновенно клонит в сон, чем с немалым успехом и пользуются пресмыкающиеся, потому что на них самих полуденный зной не действует расслабляющим образом. Неподвижный ослепляющий полдень и неподвижные змеиные глаза – право же, здесь есть что-то общее.

 

 

Когда отступает вода, на Рожновском мысу открываются такие виды.

 

Ужи проворно ползали промеж камней, плавали в застывшей от безветрия мутной воде, иногда замирали, подстерегая добычу, преимущественно – мелкую рыбешку.

 

 

Груды выброшенных волной и выбеленных солнцем и ветром ракушек усиливали белесое сияние, которое постепенно ослепляло и гнало в темную прохладу леса. Он начинался тут же, за нешироким пространством из песка, ракушек и камней. Подойдя к самому берегу, лес задерживал все, что выбрасывала из себя вода – бревна, щепки, пластиковые бутылки, коробки, иногда целые ящики или поддоны. Весь этот хлам лежал пестрой прерывающейся валунами полосой между берегом и лесом. Некоторой правильностью отличались только дощатые остатки когда-то разбитого корабля.

 

 

Стояла не просто, что называется, звенящая, но и ослепляющая, тишина. Лишь изредка слышались всплески воды да осторожное шуршание в сияющем мареве ужей. Именно такая картина Рожновского мыса врезалась мне в память.

На самом берегу, в обрамлении плакучих берез, стоит единственный бревенчатый дом, посеревший от времени, местами подгнивший. На нем сияет новизной лишь синяя с белым пластиковая табличка, гласящая «ул. Рожновская», а пониже – красноречивая цифра «1».

 

 

Дело в том, что другой цифры здесь и быть не могло. Ближайшее человеческое жилье отделяют многие версты лесных дебрей, буреломов, болот. По западному берегу не проедешь из-за хаотических нагромождений многотонных валунов. Есть лесная дорога вдоль восточного, преимущественно песчаного, берега, однако ездить по ней на легковом транспорте – дело очень рискованное. Она волнообразна, волна же частая и крутая, местами обнажились валуны, лежат сучья и бревна. Одним словом, самый надежный и простой путь – по воде; зимой – по льду.

Уже лет двадцать, как в указанном доме никто не живет, если не считать двух или трех одичавших кошек. Людей они боятся, и близко к себе не подпускают. Когда-то эта изба, принадлежавшая местному колхозу, была прибежищем для рыбаков и охотников, неподалеку располагалась метеостанция. Ее лет 10 тому назад сожгли, о чем скажем чуть позднее. Относившиеся же к ней металлические сооружения какие-то предприимчивые люди порезали на металлолом. Они бы, наверное, и оставшийся дом разобрали, если бы это сулило какую-то выгоду. Но поскольку ее не предвиделось, он стоит до сих пор, выдерживая напор всех стихий.

 

 

Дом расположен вдоль береговой линии, и западные его окна смотрят на водоем, а восточные – в лес. Водоем достоин особого повествования. Кто-то называет его почтительно морем, кто-то презрительно – лужей. Это Рыбинское водохранилище, самое большое по площади искусственное вместилище воды в Европе. Оно мелководно, средняя глубина – лишь два метра, и в этом – вся его беда. Вода быстро прогревается и зацветает, а потом гниет. В случае бури волна легко поднимается, иногда обнажая дно. Не дай Бог оказаться застигнутым штормом на мелководье, которое бывает даже там, где и берегов вокруг не видно, потому что в таком случае шансов выжить немного. Во мгновение ока можно оказаться на обнажившемся дне и тут же быть прихлопнутым вздыбившейся разъяренной волной, потом еще одной, и еще, и еще…

 

 

Весной льды, заползая на берега, двигают валуны, оставляя такие дороги.

 

Верстах в семи к западу и чуть к северу от Рожновского мыса затоплен город Молога, заложенный еще в XII веке. В этом месте одноименная река – Молога – впадала в Волгу. Осенью, когда вода обыкновенно спадает, выходят на свет Божий фундаменты зданий, и в первую очередь – Богоявленского собора, который стоял в самой высокой точке погибшего города.

 

 

Сушу, самой выдающейся в водоем частью которой является Рожновский мыс, можно назвать материком лишь условно. По большому счету, это остров, соединенный с большой землей двумя дамбами. Таковое положение (все-таки с острова убежать трудней) в свое время представляло удобство для размещения здесь лагерей, объединенных в систему Волголага. Да и до сих пор на этом большом острове остаются три «зоны».

Они, если можно так выразиться, - лишь остатки былой роскоши. А роскошь заключалась в том, что лагерей было много, и людей в них не особо жалели – умерших заключенных, что занимались заготовкой камня, леса, торфа; изготовлением железобетонных конструкций и прочего, необходимого для обустройства гидроузла; - вывозили в здешние леса и закапывали, как правило, совсем неглубоко. Поэтому до сих пор местами попадаются выходящие из земли человеческие кости. Попадаются они и по берегам водохранилища. Их источник – затопленные некогда погосты. Волны выбрасывают кости и черепа в напоминание живущим ныне людям о скоротечности их маленьких земных радостей.

 

 

Возможно, это поругание человеческого естества привлекает сюда нечистую силу. А возможно, существуют и другие причины. Но что в этих лесах и на этих берегах водится нечисть, утверждает не один человек и не два, а самые разные и достойные внимания, в силу своей честности, люди.

Я решил кое-что записать. Если кто-то сочтет приведенное ниже выдумкой или игрой больного воображения, меня это не сильно расстроит. Для меня важен факт: люди, натерпевшиеся от игрищ и поруганий со стороны бесов, обратились за помощью и избавлением к Богу. Возможно, их опыт послужит еще кому-то на пользу.

 

Рассказ Юлии.

 

Мои родители были рыбаками на протяжении 45 лет, постоянно занимали первые места по вылову рыбы в колхозе «Свобода», их фотографии красовались на доске почета. Так как Рожновский мыс выдается в море, здесь было самое удобное место для отдыха рыболовецких звеньев. И чуть не половина моего детства прошла в Рожнове. В распоряжение моих родителей, поскольку у них было 14 детей, предоставили метеостанцию, а все остальные рыбаки останавливались в избе (сохранившейся до сих пор – С.К.), которая называлась рыбацким бараком. Между двумя избами было метров 300.

 

 

Рыбацкий барак.

 

До сих пор вспоминаю с ужасом, как меня родители одну маленькой оставляли на метеостанции. Они уезжали в море на лошади часов в 5 утра. Я вся тряслась под одеялом, боясь выглянуть, так как постоянно слышались звуки, топот на чердаке, свист и все, тому подобное. В том доме постоянно преследовало ощущение, что на тебя смотрят. Кто в первый раз приезжал сюда ночевать, ничего не зная, как правило, среди ночи убегал из дому – куда угодно: или в сарай с сеном, или просто на берег.

Помню, отец не раз спрашивал у матери по утрам: «Ты что-нибудь видела?» Та никогда не признавалась. Я же многие вещи помню отчетливо. Однажды вышла ночью на крыльцо и увидела два смотрящих на меня огромных зеленых глаза. Я с криком убежала в лес – лишь бы не находиться рядом с этим ужасом.

Самое страшное произошло с моим отцом. Уставшая от его пьяных выходок (когда он пил, то бывал буйным) мать как-то решила оставить отца на метеостанции одного. Прошло около месяца, а его все нет. Стали переживать. Послали старших сыновей – Сашку с Колькой. Как они рассказали, дом оказался закрытым изнутри на все крючки, окна занавешены. Когда отец увидел своих, то едва выполз из дома, так как идти не мог. Но не от пьянки - спиртного у него не было, а из-за побоев. На нем места живого не было – весь в синяках.

Сашка с Колькой стали допытываться: «Кто тебя так избил? Только скажи - мы разберемся». Но отец не стал отвечать. Сказал только, что все будут смеяться, и никто не поверит, если он расскажет, что с ним было. Он не в состоянии был даже сготовить себе еду – разогреть суп из концентратов. Разрывал пакеты и ел сушеное мясо – больше ничего за все это время в рот не брал.

Рассказал о том, что с ним было, уже позднее. Оказалось, что на третью ночь, как он остался один, вдруг после полуночи встали часы, перестал работать радиоприемник. Сама собой отворилась настежь дверь. Послышался шум и топот. От страха он вспомнил молитвы, которым его научила мать (Елизавета) и стал их читать. Рассказал, что уже днем нашел карандаш и исписал им все стены крестами. Это мы видели.

В первые две ночи все было сравнительно безобидно. На третью же он после полуночи пошел из спальни на кухню попить воды. Когда шел коридором, двери сами собой закрылись, и он ощутил мощный удар, которым его сбили с ног. Потом пинали и топтали, кусали, рвали на нем волосы. Этих существ было несколько. После избиения двери открылись, и отец смог доползти до кровати.

В 4-ю ночь часы опять остановились, радиоприемник захрипел и перестал работать. Открылась дверь спальни. В ней появилось светящееся облако. Из него вышла женщина необычайной красоты в русском сарафане с черной косой до самых колен. Сзади же отец увидел огромный хвост, а из-под сарафана виднелись синие ноги с копытами.

Отец рассказывал, что сразу весь оцепенел и потерял дар речи. При этом во всем теле обострилась боль от прежних побоев. Однако он собрался с духом и спросил: «Ты кто?» Существо ответило: «Хочешь, я приму облик твоей жены?» Он сказал: «Нет, не хочу. А могла бы ты сделать, чтобы у меня зубы опять стали здоровыми?» Существо ответило: «Нет, мы этим не занимаемся. А вот если хочешь выпить, на крыльце стоит старый болотный сапог, в нем твоя жена спрятала от тебя бутылку». Потом он действительно нашел в этом сапоге бутылку водки.

Существо в облике женщины с тех пор каждую ночь приходило. Отец умолял, чтобы не били, но его каждую ночь продолжали бить.

 

 

Почему нечистая сила так прилепилась к моему отцу? Когда он был помоложе, то, как говорится, гулял от своей законной супруги. Однажды с любовницей произошла размолвка. Она или сама, или с помощью не то колдуна, не то ведьмы, повесила отцу килу. На шее образовался нарост величиной с голову. Поняв, в чем дело, отец пошел к колдуну, который жил в деревне Яковских, и просил снять с него килу. Тот велел в полночь выйти в поле у деревни Починок, найти один цветок необыкновенной красоты, самому его сорвать и принести ему. Когда отец все исполнил, кила пропала.

У той же деревни Починок, которая стоит на отшибе, в лесу, был с отцом необычный случай еще в детстве, во время войны. Когда ему исполнилось 14 лет, предложили пасти стадо телок в 70 голов. И вдруг как-то осенью все стадо внезапно пропало. Он весь остров обегал – никого не нашел, боялся возвращаться домой – ведь за такую пропажу в войну могли расстрелять. И тут встретился ему неизвестный старичок ростом чуть больше метра с длинной седой бородой, в зипуне и в лаптях, а на голове его была буденовка. Он велел идти домой, ни о чем не переживать и ставить чай. Отец пришел домой, обо всем рассказал матери. Та поставила чай. Потом отец выглянул в окно – и тут видит, как все телки одна за другой, гуськом, подходят к их дому. Что это был за старичок – непонятно.

В Починке изба моей бабушки стояла на окраине деревни. В войну с бабушкой жила сестра с шестью детьми. Как-то вечером они сидели и пили чай. Вдруг открывается дверь, и входит маленький старичок с седыми кудрявыми волосами, посмотрел на сестру моей бабушки и тут же выскользнул из избы. Та побежала за ним, а он – за угол двора. Крикнула ему: «К добру или к худу?» и услышала в ответ – «К худу». Она заревела, а вскоре пришла похоронка – муж погиб на фронте.

На метеостанции произошел чудной случай с мужем моей старшей сестры. Он был коммунист и вообще ни во что сверхъестественное не верил. Решил поохотиться на Рожновском мысу. Чтобы не ночевать в лесу, вошел в дом, и расположился на кухне. Как он потом рассказывал, после полуночи в проходе появилось светящееся облако, а в нем – человек. Тут же Виктор Иванович схватился за ружье, включил фонарик, тогда облако стало рассеиваться, а его объял ужас, и среди ночи он убежал с ружьем на берег. Больше в эти края не совался.

В рыбацком бараке некоторое время жил постоянно и следил за порядком одинокий мужчина, его звали Геной. Помню, что он был очень худой, тихий, ни с кем не ссорился. У него была собачка. Рассказывали, что он ее временами насиловал, от этого она страшно верещала.

Когда в бараке собирались рыбаки, по вечерам играли в шашки и в шахматы, кто-то – в карты. Обычно все было тихо и спокойно. Однажды там остался на ночлег мой старший брат Слава. До сих пор никто не может понять, почему он вдруг с яростью напал на этого Гену и избил его до полусмерти. Гена умер на третий день в больнице в страшных мучениях: одно из сломанных ребер порвало ему легкое. Даже с учетом чистосердечного признания и раскаяния, Славе дали 6 лет. После тюрьмы он стал более спокойным и замкнутым. Теперь спиртного в рот не берет.

Несколько лет назад какое-то существо в черном плаще в обличии того Гены видели грибники в лесу – они его узнали и от страха не знали, что делать.

Один из моих братьев, когда гулял от жены, брал с собой в Рожново то одну, то другую любовницу. И всякий раз ночью выходила женщина в светящемся облаке, так что они убегали из дома и ночевали на берегу. При этом дом начинало трясти, падали вещи, летали предметы.

Другой из моих братьев увидел эту женщину в светящемся облаке и стал в нее стрелять, но пули не вылетали из ружья, а вываливались и тут же падали – точно пластилиновые.

Метеостанцию сжег мой брат Андрей. Он рассказал, что отец, когда умирал, заклинал его сжечь этот дом, но он все медлил, хотя много раз видел светящийся образ женщины, несколько раз стрелял в нее, но ничего не помогало. И вот лет 10 тому назад Андрей зимой пошел на охоту и заночевал на метеостанции. После полуночи явилась эта женщина, стала его душить и рвать на нем волосы. Андрей в ужасе выбежал из дома даже не обувшись, в одних носках, а была пурга. Стал стрелять в женщину. Сначала она бежала за ним, потом вдруг полетела и, повиснув над ним в воздухе, облила его мочой. Все это замерзло и издавало страшное зловоние. После того случая Андрей сжег метеостанцию.

Рядом с рыбацким бараком располагалась конюшня, потому что раньше в море зимой ездили не на снегоходах, а на лошадях. У нас была кобыла Гранатка. Она любила только мать, отца же к себе не подпускала из-за его буйства, особенно же – из-за того, что он, когда бывал пьяным, бил ее. В тот год мой брат Георгий пришел из армии. Когда отец на его глазах поднял на мать руку, он вступился за нее, ударив отца со всей силы кулаком. Отец затаил на него обиду и всю оставшуюся жизнь придирался к Георгию.

 

 

Как-то мы ночевали на Рожновском мысу. Вечером снова случился скандал. Георгий не выдержал и ушел ночевать в конюшню. Ночью он проснулся от того, что кто-то его толкнул. Он увидел, что наполовину висит над полом на конской сбруе, а под ним лежит борона штырями кверху. Еще чуть-чуть, и он бы упал на них. Откуда в конюшне взялась эта борона, никто не знал.

В молодые годы мои браться Саша и Гоша устроили дуэль на ружьях с пулями. Это мне рассказала мама через сорок или более лет. Они разошлись по шагам и выстрелили друг в друга. Все это происходило рядом с метеостанцией. Саша попал Гоше в руку – благо, что не в кость и не в вену. Не пришлось ехать в больницу, потому что тогда всяко привлекли бы к делу милицию. Но Бог все видит. Через несколько лет Гоша погиб, а Саша стал инвалидом – у него отнялась рука, которой он стрелял в брата.

После свадьбы Георгий с женой Тамарой жили в деревне Долгий Мох, снимали там четверть дома. Впоследствии Тамара рассказывала, что как-то в жаркий летний день они возвращались домой. По дороге им попалась какая-то женщина и предложила попить воды из бидончика. Гоша выпил, а Тома не стала.

С того дня его как подменили. Стал пить, гулять, изменять и даже бить жену. Очень похудел, а незадолго до гибели стал мочиться кровью. Они уехали с Тамарой в Мордовию, откуда она была родом, но и там было не лучше. Возвращался сюда, потом – опять туда, потому что жить без нее не мог… И с нею – тоже не мог. Родился больной ребенок и умер в шесть лет.

Георгий знал, что скоро погибнет, а именно – утонет, и только говорил, что хочет умереть дома. Как-то осенью он сказал мне лично, что утонет. Я собиралась тогда в школу. А вечером его уже не стало. Лодку поймал мой брат Саша. В ней был отец, он лежал пьяным. Гоши не было, и весла одного не хватало. Нашли брата только через 9 месяцев. Оказалось, что был выбит висок, в кости виднелась дыра. Георгий погиб в 27 лет.

 

 

Здесь Юлия задумчиво посмотрела куда-то вдаль и добавила: Весь остров пропитан болью, кровью, смертью заключенных, которые здесь повсюду захоронены. Мало, кто знает, что в Старом Рожнове есть большое кладбище, на котором нет крестов – а лишь заросшие травой и кустами холмики безымянных могилок. Только птицы поют над ними, да стонут деревья под натиском ветра.

 

Сопутствующие замечания.

 

Проделки демонов, которые отчасти выступают темой нашего повествования, весьма тщательно описаны в святоотеческой литературе, поэтому обратимся для прояснения сути дела к святым отцам. Вообще, они согласно пишут, что бесы, или падшие ангелы, находят великое удовольствие во всякого рода богохульстве и кощунстве, именно они, в первую очередь, научают людей этим грехам. Причина их побуждений заключается в том, что они с момента собственного грехопадения стали непримиримыми врагами своего Создателя. Они мстят Богу за свое низвержение, любят, когда им самим воздают божеские почести, чем занимаются язычники (правда, зачастую по неведению) и сатанисты (те уже – вполне осознанно). Бесам доставляет особенное удовольствие поругание человеческого естества, как созданного по образу и подобию Божию. Измываясь над человеком, они измываются над иконой Божества. Бесы смертельно завидуют людям, потому что последним предназначено занять место падших ангелов в Царстве Божием, которое откроется одновременно с кончиной этого мира.

Удивить человека, привести его в недоумение и заставить постоянно думать об их проделках – с этого начинается власть бесов над людьми. Им вовсе не нужно, чтобы верили в них именно как в бесов. Они любят скрываться за покровом тайны – ведь так даже легче управлять мыслями и чувствами людей.

Горе человеку, совершенно подпавшему под власть бесов! Он теряет Богом данную свободу и начинает пресмыкаться в разного рода страстях, превращаясь в существо бесоподобное.

Почему змея стала образом нечистых духов? Потому что она пресмыкается по земле. Так и они не могут иметь возвышенных мыслей. Могут их разве лишь имитировать. Они пресмыкаются в грехах, свойственных плоти – в блуде, чревоугодии, пьянстве, тому же научают людей и радуются об их погибели.

Святитель Игнатий (Брянчанинов), епископ Кавказский и Черноморский, в своем «Слове о чувственном и духовной видении духов» пишет: «Святые духи уклонились от общения с человеками, как с недостойными такого общения; духи падшие, увлекшие нас в свое падение, смесились с нами, и чтобы удобнее содержать нас в плену, стараются сделать и себя, и свои цепи для нас незаметными. Если же они и открывают себя, то открывают для того, чтобы укрепить свое владычество над нами».

Итак, если бесы берут на себя смелость заявлять о себе открыто, как это имеет быть в нашей местности, власть их достаточно велика, это уже чуть ли не их вотчина. Они находят себе служителей и поклонников, а прочих устрашают разного рода привидениями.

Святитель Игнатий пишет, что чувственное видение духов для человека, чья душа не очищена подвигом покаяния, а следовательно, и не имеет здравых понятий, неполезно. «Духовного видения духов достигают одни истинные христиане, а к чувственному наиболее способны люди самой порочной жизни. Кто видит духов и находится в чувственном общении с ними? Волхвы, отрекшиеся от Бога и признавшие богом сатану; люди, предавшиеся страстям и, для удовлетворения их, прибегшие к волхвам, при посредстве их вступившие в явное общение с падшими духами, что совершается под непременным условием отречения от Христа; люди, истощенные пьянством и развратной жизнию; подвижники, впавшие в самомнение и гордость»…

Каковы истинные цели демонов при их общении с людьми? Об этом так говорит тот же святитель: «Как человеки, возлюбившие свое падение, свою греховность, употребляют все меры, чтоб привлечь всех человеков в свое направление; так в особенности заботятся об этом падшие духи. Они совершают дело погубления человеков с несравненно большим успехом, чем злонамереннейшие человеки. Повреждение человеков заключается в смешении в них добра со злом; повреждение падших духов заключается в полном преобладании зла, при совершенном отсутствии добра. Способности падших духов далеко превосходнее способностей падших человеков, которые связаны в своих начинаниях самою тяжестию и дебелостию своего тела. Демоны свободно и быстро обтекают вселенную, свободно совершают такие дела, которые вовсе невозможны для человеков. Человеки должны поневоле удовлетворяться тою опытностию во зле, которую они стяжавают во время краткой земной жизни; их злые намерения уничтожаются сами собою в тот час, когда они поневоле оставляют поприще земной жизни, будучи востребованы на суд Божий и в вечность. Демонам, напротив того, предоставлено пребывать на земле со времени их окончательного падения до кончины мира; всякий легко может представить себе, какую опытность в творении зла стяжали они в такое продолжительное время, при их способностях и при постоянной злонамеренности, нисколько не растворенной никаким благим стремлением, или увлечением. Если они и притворяются благонамеренными, то это единственно с целию вернее успеть в злом намерении. Для благонамеренности они вовсе неспособны. Видящий чувственно духов легко может быть обманут в свое повреждение и погибель. Если же он, при видении духов, окажет доверенность к ним, или легковерие, то он непременно будет обманут, непременно будет увлечен, непременно будет запечатлен непонятною для неопытных печатию обольщения, печатию страшного повреждения в своем духе, причем часто теряется возможность исправления и спасения».

Далее святитель Игнатий приводит слова преподобного Антония Великого (жившего в III-IV веках) о демонах, записанные учениками последнего: «Нам, верующим, не должно страшиться их привидений, не должно внимать их провозглашениям. Лгут они всегда, никогда не говорят ничего справедливого. Хотя диавол дерзко высказал о себе так многое; однако Господь извлек его как змея на уде, возложил на него узду, как на рабочий скот, заковал в железный обруч, как беглого раба, продел в ноздри и губы его кольцо. Он связан Господом подобно воробью и предан нам в игралище. Вместе с ним низвержены его сообщники, демоны, как скорпионы и змеи, в попрание нам, христианам».

Доказательством истинности последних слов преподобного Антония служит обычай древней Церкви назначать представителей низших степеней клира для изгнания из людей демонов – из презрения к этим последним.

«Если б они имели какую-либо власть, - продолжает Антоний Великий, - то не приступали бы с шумом, в разных привидениях, не устроивали бы ковов, изменяя образы; было б достаточно одного из них, чтоб исполнить желаемое им и возможное для них. Имеющий власть убить, приступает не в пустом привидении, не приводит в ужас шумом и мятежом, но действует свободно по власти своей. Напротив того, демоны, не имея никакой силы, разыгрывают как бы театральное представление, изменяя вид свой и приводя детей в ужас шумом и безобразными личинами своими: по этому самому они заслуживают презрения, как немощные. Истинный Ангел, посланный Господом против ассириян, не нуждался ни в шуме, ни в поразительной обстановке, ни в стуке, ни в плескании руками: спокойно действуя по данной власти, он убил в течение самого скорого времени 185 тысяч воинов. Не имеющие же никакой силы – каковы демоны – стараются лишь привести в ужас суетными привидениями».

Однако не нужно забывать одной простой истины, высказанной преподобным Макарием Великим, что «падшие духи так ненавидят род человеческий, что, если б им было попущено невидимо удерживающей их десницею Божиею, то они истребили бы нас мгновенно».

 

В Старом Рожнове.

 

Поначалу я намеревался записать целую серию рассказов различных людей из нашей местности о явлениях нечисти. Однако оказалось, что одни из них примерли, другие, по причине хронического алкоголизма, связно ничего рассказать не способны, третьи говорить просто не хотят. В ходе одной из наших бесед с Юлией она вспомнила об одном человеке, который мог бы дополнить наш рассказ. Беседа происходила вечером, и в ту же ночь этот человек заживо сгорел в своем автомобиле, в котором заночевал. От него остались лишь обгоревшие кости. Возможно, будучи пьяным, закурил…

Тогда я решил сам наведаться в Рожново, но не сразу к бараку, а сначала – на кладбище заключенных, в месте упокоения которых вряд ли за последние 70-80 лет совершалась молитва, тем паче – богослужение.

В погожий день начала лета 2017 года, на Троицкой неделе мы отправились с мужем Юлии рыбаком Алексеем в Старое Рожново. Когда-то здесь была деревня, почему в лесу порой попадаются дикие яблони.

 

 

Должен сказать, что место здесь удивительное. Когда мы подходили на лодке к берегу, над лесом кружил орлан, а потом скрылся в чаще. Вода у берега была прозрачной, но темной – из-за присутствия торфа. Почва в лесу – черная и жирная, растительность – богатая. Помимо обычных для нашей местности сосен, берез, елей, осин, довольно часто попадаются липы и клены. В одном месте растут лиственницы. Встречались целые аллеи из огромных папоротников, отчего возникало ощущение тропического леса. Деревья на этой почве были выше обыкновенного в нашей местности своего роста.

 

 

По некоторым признакам мы нашли место упокоения заключенных. По словам Юлии, ее отец никогда не косил на этой поляне траву. Поэтому было удивительно, что она до сих пор не заросла лесом. Лишь с краев сюда стали как-то очень робко пробираться молоденькие (возрастом трех-пяти лет) липы и клены.

 

 

Кладбище заключенных.

 

Южная сторона поляны ограничена огромными березами, которые склонились над нею, хотя деревьям свойственно тянуться к югу, а не к северу (как этим березам). С других сторон стоят преимущественно сосны и ели.

 

 

Пока я припасал богослужебные принадлежности, Алексей изготовил из молоденького клена крест. К его подножию был сложен букет из купальниц и каких-то маленьких голубеньких цветочков. Раздался возглас: «Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно, и во веки веков». И тут же подумалось о вечности. Действительно: как мы блаженны от того, что нам обещана вечная жизнь. Что хотя бы наши жалкие останки давно сгнили в болоте или сгорели в огне, или были погребены под толщею океанских вод, дух наш живет. И даже кто-то может когда-нибудь вознести за нас молитву…

Когда служил панихиду, пришло ощущение, что вся местность ликует. Молодые листочки трепетали от едва уловимых движений воздуха. Небо было прозрачным и как будто живым. Лучи солнца после необыкновенно холодной весны лились тихо, но с какой-то неумолимой мощью, животворя все вокруг, вызывая из темновидной почвы обилие форм, красок и запахов. Пришла мысль: так будет и в Воскресение, когда Христос в Своей славе, от которой убегут небо и земля, осияет вселенную и воззовет всех умерших.

Тогда и эти безмолвные сейчас страдальцы восстанут с дерзновением, выйдут из земных глубин обновленными и юными. Они забудут все былые обиды ради вечной радости, которая теперь откроется вновь созидаемому миру.

 

Рыбацкий барак.

 

В начале Успенского поста в один из безветренных и жарких дней мы с Алексеем вновь собрались на Рожновский мыс. Взяли с собой двухметровый деревянный крест, чтобы водрузить его на кладбище заключенных. Совершив чин освящения надгробного креста, мы отслужили литию. После этого отправились к рыбацкому бараку.

 

 

Я впервые оглядел его тщательнее. С обращенной к лесу стороны взывала выгоревшая надпись шириной во весь дом: «Мы придем к победе коммунистического труда». Прямо под нею был непроходимый бурьян. Крыша на доме давно текла, отчего некоторые стропила и потолочные балки прогнили и обрушились. Ходить по дому было небезопасно. В относительном порядке оставалась только кухня с большой русской печью. Это помещение было изначально отгорожено от барака. Дверь, ведущая в него, была на замке. В окно виднелась нехитрая мебель, посуда. И хотя все стояло и лежало на своем месте, было здесь как-то грязно, и от самих стен, веяло, казалось, не уютом (хотя бы когда-то бывшим), а тоской. Одичавшие кошки, прежде здесь обитавшие, куда-то пропали.

С берега тянуло смрадом гниющих водорослей. Как и прежде, шуршали в камнях и плавали в воде ужи. Было безрадостно. Мы нарезали липовых веников для бани, и уехали восвояси.

Что касается змей, их на острове очень много. К счастью, преобладают сравнительно безопасные ужи. Однако временами выползают из своих лесных логовищ гадюки с медянками. Как-то в конце лета два рыбака хотели пристать к восточному берегу нашего острова, но не смогли этого сделать – в тот день весь берег просто кишел гадюками, ползавшими друг по другу. Рыбаки были вынуждены поскорее убраться от греха подальше.

 

От осени до весны.

 

Наступила осень. Как-то за одну неделю в октябре случились четыре несчастья. Умер после болезни старший брат Юлии Александр; повесилась на балконе 82-хлетняя мать мужа Юлии Алексея; повесился сын одной из наших прихожанок, которой уже почти 90 лет; убили ножом в поселке (прямо в подъезде) 32-хлетнего парня. Недели же за две до того произошло жуткое матереубийство. Сын-алкоголик пытался силой напоить мать спиртным. За отказ – зарезал.

 

 

Вслед за осенним разгулом бесовщины пошли природные катаклизмы. В конце октября целые сутки дождь лил стеной. За дождем последовал сильнейший шторм, после которого вода поднялась на метр и уже не убывала. Навалило снегу, который лежал с неделю, потом весь растаял. Возникло стойкое убеждение: стихиями Бог смывает с лица земли человеческую грязь…

 

 

За невеселой осенью пришла зима. Скованная морозами природа оцепенела и успокоилась. Более менее надежный лед установился к концу декабря. Поэтому слишком нетерпеливые рыболовы то и дело потопляли свою технику, чтобы потом с риском для жизни извлекать ее из-под тонкого льда. Когда наблюдал за всей этой возней, невольно приходили на ум слова: «Всё суета и томление духа» (Еккл. 1, 14).

 

 

На протяжении осени и зимы я сблизился с молодой семьей, проживающей на соседнем, Юршинском, острове, имеющем в окружности около десяти верст. Эта семья живет там четвертый год и не перестает удивляться некоторым нравам местных жителей. Года два тому назад, стоило им отлучиться с острова, украли сразу лодку и мотоблок, без которых они остались как без рук. Одновременно была проколота резина у их машины, оставленной на материке. Что это: просто зависть к чужакам или нечто большее, прямо идущее из глубин сатанинских?

 

 

По рассказам вновь явленных островитян, прибывших сюда из столицы, некоторые коренные жители (а на острове пять деревень) промышляют заготовлением галлюциногенных грибов и тому подобных зелий, которые потом как-то реализуют. Один из местных как-то позарился на соседский снегоход, что стоял в доме напротив. Он взял бензопилу, выпилил часть стены соседского дома, вывел снегоход и поставил его у себя. Потом, разумеется, угодил за столь бесхитростную кражу в тюрьму. Однако, выйдя оттуда, ходил почему-то героем.

Мне в связи с этим вспомнилась история, бывшая лет десять тому назад. Жил на Юршинском острове одинокий пенсионер по имени Николай. Он незадолго до своей кончины пожертвовал храму старинный киот, который и по сию пору в нем находится. Как-то зимой случился в его доме пожар, в котором он сгорел заживо. Как выяснилось уже потом, некоторые потянулись к сгоревшему дому, но не с тем, чтобы поскорбеть о погибшем собрате, не с тем, чтобы вознести о нем молитву, а чтобы поживиться за его счет. Был взломан кессон, и из него похищены овощи, консервы, что Николай заготовил себе на зиму, так что когда на пепелище прибыли его родственники, там уже почти ничего не осталось.

Злоба и зависть – эти любимейшие страсти нечистых духов – прочно обосновались в наших краях. Однако наряду с ними открываются, точно алмазы из недр земли, удивительные случаи взаимовыручки и самоотверженности. Каким-то одним молниеносным решением, каким-то порывом к духовной свободе люди рвут расставленные против них бесовские сети, чтобы в радости ходить перед Богом, делая нечто во имя ближнего или во славу Божию.

Однако вернемся к нашей, увы, довольно печальной повести. Родная сестра Юлии София, жившая от нее неподалеку, год назад пришла в храм, исповедалась. Вещи, рассказанные ею не на исповеди и не мне одному, считаю возможным сообщить. Ее донимала тогда нечистая сила, являлась чуть не каждую ночь. Когда София попыталась противостать ей молитвой и прочими духовными упражнениями, кипучая энергия, которая ей вообще была свойственна, ее оставила. Сама говорила, что было ощущение, будто из нее приходящие существа высасывают жизненные соки. Я тогда совершил чин освящения ее дома.

К сожалению, духовная настроенность Софии продолжалась недолго – пожалуй, месяца два. Потом она сняла крест, сказала, что зря ее «потащили» в церковь; перестала читать молитвы. После этого начались странности, и она угодила в психбольницу.

По выходе из указанного заведения, к ней вернулась былая энергия. Работала с утра до ночи, возобновилась потребность в любовниках. Правда, один из них убежал из-за диких привидений, что вновь появились в ее доме и от которых, по его разговорам, действительно, нетрудно было повредиться умом. Все чаще, по рассказам Юлии, Софию посещали мысли о самоубийстве. Все закончилось в Лазареву субботу – в то утро она повесилась, в 55 лет. Увы, при помощи нечистой силы она залезла в петлю в тот самый день, когда Церковь Христова торжествует победу над преисподней. Страшно оказаться игралищем бесов…

 

Ночное бдение.

 

 

Туча пошла на Череповец.

 

Давно имея мысль провести ночь в Рожнове и не находя товарищей по этому предприятию, решил, как только будет возможность, отправиться туда один. Возможность таковая выпала на 22 мая (память Николая Чудотворца). Не оповестив о своем намерении ни одного из смертных, взяв с собой собаку (немецкую овчарку по кличке Марта), в 5 часов вечера, я отправился в путь. Ветер был попутный, южный, и я добрался до места всего за 45 минут. Когда открылась водная гладь во весь горизонт, меня несколько озадачила нависшая с западной стороны туча. Бывает, что ветер резко меняет направление, в связи с чем имелась вероятность грозы, а стало быть, и шторма. Однако, понаблюдав за ветром и за тучей, пришел к выводу, что ее определенно несет в сторону Череповца, а не на меня.

 

 

Воды к концу весны стало много, поэтому она производила свою обычную разрушительную работу. Берега обваливались, с ними падали в воду деревья. От этого возникало ощущение войны, которую водная пучина ведет с сушей, отвоевывая для себя каждый год все новые и новые квадратные километры, становясь при этом от своей прожорливости все мельче, таким образом, медленно убивая сама себя.

 

 

К берегу причалил удачно, между двух валунов. Лодку, разумеется, стало бить о них волнами. Нос лодки оказался на широкой доске от разбитого корабля. Решил снять двигатель, чтобы поднять корму на один из валунов, примерно на метр от поверхности воды. Это удалось, и теперь я был спокоен; двигатель же прислонил к вековой липе, что стоит между рыбацким бараком и берегом.

 

 

Едва вышли на сушу, нас с Мартой облепили тучи комаров. Поэтому решил первым делом развести костер – чтобы было место, где от этих назойливых насекомых можно было бы укрыться. На берегу во множестве лежали выброшенные волнами коряги. Когда набрал их столько, чтобы хватило на всю ночь, стал служить водосвятный молебен. Лицом повернулся на восток, спиной – к водоему. Так получилось, что барак оказался между мною и востоком. Молился с мыслью, чтобы силы благодати пробили бреши в бесовских твердынях.

 

 

Костер был между мною и бараком. Поскольку дул ветер, свечи, поставленные на чашу для водосвятия, не горели. Я бросил их в костер. Уголь для кадила тоже не загорался, поэтому та же участь постигла и его, и ладан. В ходе этого необычного молебна окропил только что освященной водою место своей стоянки. На душе был мир, однако не оставляло ожидание чего-то непредвиденного.

Около восьми вечера мимо прошли несколько лодок, скорее всего, местных браконьеров. Около десяти, в начинавшихся сумерках, часть из них прошла в обратном направлении. Я стал читать псалтирь. До десяти вечера – при свете угасавшего дня, затем – при свете костра. Ветер несколько стих и вышла луна – она висела строго на западе, от нее лилось на воду трепетное мерцание. Да и небо на севере всю ночь оставалось светлым.

С какой мыслью, - спросит читатель, - я устроил это ночное бдение? С той именно, чтобы с Божией помощью, на которую надеялся, противостать нечистой силе, тиранящей нашу местность, в самом ее средоточии. Даже если предположить, что в рассказах о ней, здесь приведенных, кое-что приукрашено, следует признать, что Рожновский мыс почитается местом ее особенного пребывания, ее вотчиной. И нечисти важно такое мнение поощрять и держать людей в страхе перед собой. Этот нечистый страх следовало победить.

Хорошо, что я поехал только с собакой, потому что из тех, что предварительно соглашались составить мне компанию, тяжело было найти сомолитвенника. Начались бы ненужные в данной обстановке разговоры, которые стали бы отвлекать от главной цели предприятия, не было бы уже той собранности, не было бы той молитвы.

Что же касается собаки, животные, вообще, более чувствительны, чем люди. Они способны ощутить присутствие неких тонких сущностей и подать сигнал тревоги. Кроме того, собака всегда предупредит в случае появления нежданных гостей, принадлежащих к материальному миру, - будь то животных или людей.

Самый страх перед нечистой силой в сущности греховен. Ему следует противостоять всеми силами души. Для человеческой природы, созданной по образу и подобию Божию, унизительно трепетать перед падшими ангелами.

Имея желание побеждать и в то же время осознавая свою греховность, свою немощь и свое ничтожество, я не имел иного шанса выстоять против нечистой силы, как призывая от всего сердца себе на помощь Господа, Божию Матерь, святых ангелов и всех святых.

Мне подумалось тогда, что было бы правильным устроить на разных берегах Рыбинского водохранилища небольшие обители, где всегда бы совершалась молитва, читалась Псалтирь. Этим берегам для уврачевания ран, нанесенных Русской земле распоясавшимся безбожием, нужна только молитва, а не столь же губительные, как 8 десятилетий назад, грандиозные проекты по осушению водохранилища, что некоторые фантасты вынашивают и стучатся с ними в высокие двери.

Во время бдения особенного волнения не чувствовалось, однако оно присутствовало. Это выяснилось позднее, потому что я в течение трех последующих дней постепенно отходил от того душевного напряжения, которое во мне тогда создалось. На первый день чувствовалось даже физическое изнеможение, хотя никакой особо тяжелой работы выполнять не пришлось. На второй день физическое изнеможение отступило, душевное же напряжение улеглось только к концу третьего дня.

Тогда же я был бодр и внешне совершенно спокоен. К одиннадцати вечера комары пропали и вновь появились только в третьем часу. В начале второго уже стало светать. Так что ночь была короткой – всего два часа. В это самое время я усерднее молился. Никаких призраков, никаких посторонних звуков не было. Во втором часу меня стало клонить в сон. Бросив на землю куртку, я решил вздремнуть. Но не тут-то было. Собака, как только видела, что я ложусь, подходила и очень энергично будила меня. Так что, если я и забывался сном, то лишь на какие-то мгновения. Думаю, чуткое животное будило меня не напрасно, потому что без молитвы, которую я совершал в состоянии бодрствования, Марте становилось неспокойно.

В третьем часу стало уже довольно светло, появились комары, а на юго-западе показалась туча. Сочтя свою задачу выполненной, я стал собираться в обратный путь, тем более что требовалось хотя бы немного поспать перед трудовым днем, а здесь это было неосуществимо. Таким образом, около трех часов мы с Мартой оправились восвояси. Поскольку сапоги я взять с собой забыл, пришлось залезать босиком в довольно прохладную воду. Пока я снимал лодку с валуна, привешивал к корме двигатель, била волна, и я весь оказался промокшим. Это было не очень кстати, потому что пока добрался до того берега, откуда накануне отправился, изрядно закоченел на свежем ветру. Хорошо, что дождь миновал.

В четыре утра мы с Мартой сошли на берег. Пришлось выгонять из ворот прицеп для лодки, опять залезать по пояс в воду, вручную выкатывать лодку на прицепе. Лишь после этого можно было погрузиться в ванну с горячей водой. Так закончилось наше ночное бдение.

 

На Троицкой неделе.

 

В престольный праздник - день Святой Троицы (через 4 дня после поездки) - мы после службы по обыкновению устроили общую трапезу. Здесь при собрании людей я решил спровоцировать Алексея и Юлию несколько резким замечанием и притом рассказать о своем ночном бдении в общих чертах.

Я назвал при всех повествования Юлии россказнями, истинность которых решил проверить на собственном опыте, ничего особенного при этом на Рожновском мысу не обнаружилось. Внимательная моя супруга, правда, сразу меня поправила, высказавшись в том роде, что не подобает именовать россказнями вещи, из-за которых люди переживают.

 

 

Провокация удалась. Некоторые из присутствовавших стали высказываться в поддержку Юлии, потому что они сами кое-что видели, кое-что чувствовали, находясь в тех краях. Стали приводить рассказы, что кто-то видел на карьерах (несколько десятилетий назад на острове велась промышленная добыча торфа) высокую женскую фигуру, которая шла, как посуху, по болотной трясине. Одна прихожанка рассказала, что довольно давно, когда держала корову, они косили на Рожновском мысу траву, и тогда она пришла к выводу, что место там, действительно, очень тревожное, потому что присутствовал ничем необъяснимый страх.

Алексей же при всех заметил, что ему удалось разговорить одного знакомого по имени Сергей, который в прежние времена часто бывал в Рожнове. Тот рассказал следующую историю. Как-то они с товарищем пошли на охоту и заночевали на метеостанции. Выпили водки, сидели-разговаривали. Вдруг по стене к ним стала медленно продвигаться полупрозрачная тень женщины. Они так испугались, что весь хмель моментально вышибло. Рассказчик схватился за ружье, взвел курки. Когда направил ружье на фигуру и нажал на спусковой крючок, вместо выстрела послышалось потрескивание подобное тому, какое возникает, если заводят механический будильник. Нажал второй спусковой крючок – тот же странный звук вместо выстрела. Сергей схватил вторую двустволку, взвел курки. Когда нажал на один, потом на второй спусковой крючок, а выстрела не последовало, их с товарищем затрясло от страха. Тогда они просто дико заорали матом. Лишь после этого все пропало. Наутро вышли на берег, чтобы проверить исправность ружей. На обоих курки легко взвелись, и ружья легко выстрелили теми самыми патронами, что остались в двустволках с ночи.

Этот же рассказчик видел ту же загадочную женскую фигуру на створах (это знаки, указывающие курс кораблям), что у Капустина острова.

Должен здесь заметить, что те створы – место довольно неприятное. Когда стоит большая вода, сюда намывает песок, через который невозможно проехать на транспорте. Он, конечно, не зыбучий, но все же достаточно рыхлый. Как-то я завяз в самом начале этого песка на автомобиле, проехав, по незнанию, по нему метров пять. Противоположный край песка – метрах в ста. Из него виднелись какие-то коряги, палки, доски, с помощью которых отсюда выбирались такие же, как и я, незадачливые путешественники. Автомобиль мы вытащили только впятером при помощи лебедки и тросов. Это было в сентябре, на Крестовоздвижение.

В среду Троицкой недели Алексей с Юлией пригласили меня к себе. Разговор, затеянный мною в Троицу, требовал продолжения. Юлия решила рассказать об обстоятельствах самоубийства сестры. Оказалось, что в последние дни жизни она почти не выходила из дома. Очень сильно похудела, силы ее вновь оставили. Она вновь, но уже с каким-то обреченным видом, жаловалась, что приходящие сущности высасывают из нее энергию. Наконец, они стали ее избивать и насиловать.

София обкладывала свою постель иконами и чесноком (есть такое поверье, что чеснок отгоняет нечисть), но ничего уже не помогало. Спать теперь она не могла даже днем – непрошенные гости ее уже никогда не оставляли.

При последней встрече Юлия видела на руках Софии синяки. Пыталась уговорить ее обратиться за помощью к Богу, покаяться в своем отступничестве. Но в глазах сестры и ее голосе читалось только отчаяние. Юлия утверждает, что София была в здравом уме, все понимала, в особенности – тяжесть своего положения. При этом была совершенно подавленной. Говорила, что ей уже ничто не поможет, и она пойдет в ад на вечную муку. Существа, с которыми и о которых она поначалу шутила, довели ее до бездны отчаяния, предварительно надругавшись над ее человеческой природой.

Помнится, я с трудом уговорил Алексея с Юлией, пришедших в Пасху на службу, не ходить ни на какие поминки по Софии, чтобы не поганить величайшего из праздников. Дело в том, что ближайшие родственники Софии додумались справлять эти поминки по случаю 9-го дня ее кончины в самую Пасху. Не пошли Алексей с Юлией ни на какие поминки и на 40-й день – потому что никто их уже не звал. Зато на них обрушились потоки поношений и клеветы. Я предположил, что нечисть, осиротев в некотором смысле без Софии, занялась теперь ее ближайшими родственниками и будет их использовать как свое орудие для укрепления своей власти над как можно большим числом смертных в наших краях.

 

Выводы и обобщения.

 

Таким образом, предания плотно переплелись с жизнью. Идет война за человеческие души, почтенные Господом Вседержителем величайшим даром свободы. Каждый для себя в какой-то решительный момент жизни выбирает, с кем он – с Богом и истиной, или же со злом, предательством, лукавыми духами.

Когда заглядываешь чуть глубже происходящих вокруг нас событий, приходишь к хотя бы приблизительному пониманию скрытых причин ряда человеческих поступков. Они зачастую иррациональны, потому что в мир человеческих отношений нет-нет, да и вторгается совершенно враждебная воля и сила, преследующая свои собственные цели, через подпавших ее власти людей.

Утративший внутреннюю свободу через подчинение своей души лукавым духам, становится куклой в театре теней, сам этого, как правило, не осознавая. Он мыслит, чувствует, произносит слова, совершает поступки. Однако пружина значительной части его побуждений, притом, самых главных, - вне его. Вот где ужас – заживо превратиться в тень духов злобы! И насколько трудно осознавшему тяжесть своего положения, разорвать липкие сети, в которые он запутался, чтобы вырваться на свободу!

Наблюдая эти вещи воочию, с особенной отчетливостью воспринимаешь слова апостола Павла: «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12).

Господь иногда показывает нам козни невидимых врагов для того, чтобы мы постоянно бодрствовали духом, горячее молились, помогали друг другу выпутываться из сетей, тщательно против нас расставляемых.

Наступивший век называют информационным, от него ожидают великих достижений, новых горизонтов для человечества. Однако представим, что произойдет, когда человеческая информационная сеть будет опутана информационной сетью лукавых духов. Не поглотит ли почти без остатка вторая первую? И не станут ли от этого все мысли и чувства людей злом во всякое время (Быт. 6, 5), как это было у допотопного человечества?

Человек информационного века, имеющий возможность оказывать воздействие на миллионы людей во мгновение ока, - крайне лакомый кусок для нечистых. Если они овладеют его сознанием, то какой мощи достигнут! Информационная паутина, пронизанная, насыщенная злой волей, не имеющей никаких собственных тормозов, опутывая людей мириадами невидимых нитей, способна совершенно подчинить их себе. Чем быстрее будет нарастать количество таких людей, тем стремительнее человечество будет катиться в разверстый зев ада.

Мы начали нашу повесть стихами и завершаем ими же:

Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Все зримое опять покроют воды,
И Божий лик изобразится в них!

(Ф.И. Тютчев, «Последний катаклизм», 1829 г.)

Возможно, так оно и будет в момент создания нового неба и новой земли. Но прежде обреченное огню нынешнее творению должна покрыть густая информационная сеть, с помощью которой падшие ангелы будут пытаться присвоить себе Божий мир. В этой густой и липкой сети изобразится омерзительный лик древнего искусителя сатаны.

 

 

Рожновский мыс, думаю, стал излюбленным местом нечисти не только по причине преступлений, здесь некогда совершавшихся, - таких мест на земле предостаточно. Он важен для лукавых духов как символ. Если посмотреть на карту акватории Рыбинского водохранилища, можно увидеть, что этот мыс действительно врезается в водную гладь как рожон. Море же, тем паче рукотворное, издавна – символ волнующегося стихиями страстей отступившего от Бога человечества. Вот рожон посреди моря! Попробуй, одолей его!

Ярящееся море страстей и злобы укрощается силой благочестия, символом которой в книге пророка Аввакума выступают кони: «Ты с конями Твоими проложил путь по морю, через пучину великих вод» (Авв. 3, 15). Помянутые здесь кони, по толкованию святых отцов, - апостолы Христовы, эти великие покорители народов, а также и прочие слуги Божии, подвизающиеся за истину.

Что противопоставить нарождающемуся на наших глазах тотальному союзу нечисти с двуногими? Что противопоставить этому новому всеобщему смешению, этому новому Вавилону, этому бурному морю, грозящему поглотить вселенную? Только еще более мощное оружие – стояние в истине и молитву Господу Вседержителю.

Противостоять сетям миродержца, по Антонию Великому, способно лишь смиренномудрие. Оно по сути своей диаметрально противоположно масонскому лозунгу «Кто владеет информацией, тот владеет мiром». Этот лозунг лжив по той простой причине, что полнотой информации о мiроздании владеет лишь Творец мiра – Бог. Все же потуги нечистых духов и горделивых выскочек из рода человеческого явить себя обладателями полноты информации – жалкое обезьянничанье.

Что они в сравнении с «Альфой и Омегой» (Откр. 1, 8), началом и концом любой основополагающей информации? О каком своем могуществе они смогут пролепетать в день оный Тому, Чей лик будет сиять ярче солнца? Им ничего не останется, как провалиться в бездну. Покуда же не прозрели, покуда не ослепли от славы Господней, мечтают о могуществе беспредельном и бесконечном.

 

 

В конечном итоге только гордыня уловляет людей в сети бесовские. И поэтому только смирение способно разорвать их и позволить человеку действовать победоносно.

Как не привести здесь продолжения речи святого Павла! «…станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть слово Божие» (Еф. 6, 14-17).

 

 

 

 


Всего просмотров: 294

Оставлено комментариев: 0

Комментарии:

Еще не оставлено ни одного комментария.

Заполните форму и нажмите кнопку "Оставить комментарий"
Комментарий будет размещен на сайте
после прохождения модерации.


Сколько будет 8 + 6 ?

Последнии публикации

Автор: Александр Горбатов
5 ноября 2018 г.

Нам снова близок тот надлом

Сегодня в обществе заметен неформальный интерес к переломным событиям отечественной истории столетней давности. Мы пытаемся, глядя в зеркало минувшего, как бы увидеть в нем отражение наших нынешних...

Автор: Сергий Карамышев
26 октября 2018 г.

Новости антиправославия. Выпуск 4. Если сатана – обезьяна Бога, то Ватикан – обезьяна обезьяны.

Известная азартная игра «Pokemon Go», условия которой заставляют участников искать виртуальные существа порой в самых неподходящих местах, заинтересовала миссионеров Ватикана.

Это ап...

Автор: Александр Горбатов
25 октября 2018 г.

Страшен бунт одиночек-посторонних

Вот уже неделю в центре общественного внимания у нас керченская трагедия. Она действительно, словно эхом взрыва, потрясла всю страну. И это закономерно и справедливо — значит, общество живо и...

Автор: Александр Шумский
19 октября 2018 г.

Апоката́стасис и Апокалипсис – несовместимы

 

На статью Андрея Костерина (Полтораки), опубликованную на РНЛ 15-го октября, я обратил внимание из-за её названия – «Неспетая песня битлов». Дело в том, что ещ...

Автор: Александр Горбатов
15 октября 2018 г.

Все подлости по плану

С начала нынешнего октября длящаяся давно так называемая гибридная война коллективного Запада против России обрела характер резко наступательный. Есть все признаки того, что, скорее всего, недолго ...

закрыть
закрыть

Сообщение